Традиции и обычаи Монголов

Шагай - традиционная игра монголов

О Монголии - Традиции и обычаи Монголов

Каждый народ развивает свой язык, имеет свою культуру, составной частью которой являются игры. Игры каждого народа отражают, его историю. Вместе с тем эти игры служат выражением человеческих взаимоотношений. Большое количество игр является прямым отображением семейно-бытовых и социальных отношений на разных этапах исторического развития. Такие же источники имеют и монгольские народные игры. Трудно определить историческое время появления игр. Монгольский народ имеет богатый опыт использования своего культурного наследия и в этом отношении шагай харвах или игра в кости один из игр сохранившийся в народе до сих пор.

Подробнее: Шагай - традиционная игра монголов

 

Чай в Монголии

О Монголии - Традиции и обычаи Монголов

Монголы, возможно, первыми после китайцев познакомились с чаем – в силу элементарного географического соседства. Естественно, они переняли и один из ранних китайских способов приготовления чая – тот, при котором чайные листья варились. И, конечно, адаптировали его на свой вкус и под свои условия.

Подробнее: Чай в Монголии

   

Небо в религиозной культуре монгольских народов

О Монголии - Традиции и обычаи Монголов

Традиционная религиозная культура монголов является частью огромного общечеловеческого комплекса различных воззрений, верований, обрядов и ритуалов, истоки которых уходят вглубь тысячелетий. Мировоззрение и религиозные представления монгольских народов, сформировались в столь отдаленные времена, что трудно поддаются хронологии.

Одной из самых ранних форм религии монгольской общности, является особая, специфическая система верований и культов, в основе которой лежат одухотворение и обожествление объектов и явлений природы, Неба и небесных божеств. В традиционном понимании монголов небоявлялось посредником между миром людей и животных с небесными божествами, изначально представленного как Вечно Синее Небо (Хухэ Мунхэ Тэнгэри).

Начальный этап развития данной религиозной системы, уходит в глубокую  историческую древность – палеолит и неолит. В эпоху средневековья и позднее он охватывал все сферы жизни монголов влияя на формирование культуры, образа жизни и психологии, отражая характер их хозяйственной деятельности, их связи с природой.

Полевые исследования монгольских и зарубежных ученых – многие религиозные обряды монгольских народов отправляются у подножия гор – общеизвестное всем – обоо, которое, как правило, привязано к так называемым «хозяевам» местности. При этом необходимо подчеркнуть, что сознание  монгола – кочевника  всегда связывало в одно целое природу и человека, а образ горы всегда выполняли в этом сознании очень важные функции, играя роль посредника между различными началами и силами – человеком и природой, небом и землей и т.д. Возможно, именно поэтому,  начиная с 16 века вплоть до современного периода, многие религиозные культы и ритуалы монгольских народов отправляются у подножия гор.

Наиболее глубокие корни тэнгрианства” можно обнаружить в мифах как монгольских, так и тюркских этносов. Исследования последних лет показали, что тэнгрианство как монгольских, так и тюркских этносов имеет тесные историко-генетические связи.

Тэнгри поклонялись, поднимая руки вверх, и клали земные поклоны. Праздник в честь Тенгри отмечался в середине июня, носил общенародный характер, сопровождался выжиганием огня на открытом воздухе и жертвоприношением коня. При выборе места для ритуала приоритет отдавался возвышенному месту, где росли березы. В процессе праздника у Тенгри испрашивали удачи и здоровья. Заканчивался праздник соревнованиями (стрельба из лука) и угощениями (ценился кумыс).

Особым почтением тенгрианцы окружали огонь, который нельзя было осквернять. Существовал обычай кормления огня.

Полного согласия среди ученых в понимании сущности тенгрианства пока не сложилось. Часть исследователей пришли к выводу, что это вероучение приняло форму законченной концепции с онтологией (учение о едином божестве), космологией (концепция трех миров с возможностями взаимного общения), мифологией и демонологией (различение духов-предков от духов природы) к XII-XIII вв.

В то же время в одном из древних рукописных источников сообщается, что к 165 г. до н.э. тюрки уже обладали полностью сложившейся религией с развитым каноном, во многом близким буддийскому, завещанному индийским царем Канишкой, от которого берет начало ветвь буддизма, получившая самостоятельное развитие и оформившаяся как тенгрианство.

Часть исследователей настаивает на том, что системного письменного изложения теологической доктрины тенгрианство не оформило и имело небольшой по количеству священный реквизит, благодаря простоте и ясности которого просуществовало несколько тысяч лет в устойчивых формах религиозного ритуала и практики. В то же время другая часть исследователей заявляют о наличии главной священной книги тенгриан – Псалтырь(тюрк. - «венец алтаря»), содержащей тенгрианский канон - обычаи, обряды и правила, по которым надлежало обращаться к Богу.

Культ Тенгри - это культ Голубого неба - небесного Духа-хозяина, Вечного неба, местом постоянного обитания которого было видимое небо. Почти все тюркоязычные народности называли Тэнгэри, но речь всегда шла об одном - о мужском не персонифицированном божественном начале, о Боге-Отце.

Тенгри-хан мыслился как Бог поистине космических масштабов, как единый благодетельный, всезнающий и правосудный. Он распоряжался судьбами человека, народа, государства. Он - творец мира, и Он сам есть мир. Ему подчинялось все в Мироздании, в том числе все небожители, духи и, конечно, люди.

Выразительной особенностью тенгрианства являлось выделение трех зон Вселенной: небесной, земной и подземной, каждая из которых, в свою очередь, воспринималась как видимая и невидимая.

Невидимый (иной) небесный мир выглядел как слоеный пирог: из трех, девяти и более горизонтальных ярусов, каждый из которых был обителью того или другого божества. На самом возвышенном ярусе обитал Великий Дух Неба - Тенгри. К небесной зоне относили светлых и доброжелательных по отношению к человеку божеств и духов. Они перемещались на конях, поэтому в жертву им приносили лошадей. В видимом небе, ближнем - куполообразном, располагались солнце и луна, звезды и радуга.

Средний мир, невидимый, был заселен божествами и духами окружающей природы: хозяевами гор, лесов, вод, перевалов, источников, других объектов, а также духами умерших камов. Они управляли видимым миром и были наиболее близки людям. Постоянное местонахождение духов-хозяев - граница человеческого и природного миров, зона вторжения человека, которая обусловлена его хозяйственной деятельностью. Если равнинная часть ландшафта - степь, горная долина принадлежала людям, то места, расположенные выше или ниже, были заселены духами-хозяевами, и человек, будучи там гостем, проникал за эту черту после «кормления», или простейшего жертвоприношения. Отношения между людьми и духами - хозяевами местности понимались как отношения партнерства, а если их и почитали, то как старших родственников, или предков, каковыми они часто и мыслились. Наиболее значимым хозяевам гор, лесов и вод тюрки устраивали общественные жертвоприношения. Считалось, что именно от них зависело хозяйственное благополучие общества. Серединный видимый мир воспринимался древними тюрками как живой и неживой. Для человека это был мир наиболее доступный для освоения, познания, особенно в тех местах, где он родился и жил.

Нижний, подземный мир, невидимый, являлся сосредоточением злых сил во главе с могущественным божеством Эрликом. Он также был многослоен, но имел предел был обитаем людьми, срок жизни которых в среднем мире кончился. Особенности подземного мира - его зеркальная перевернутость и запахи, отличные от земных. У нижнего мира существовала видимая структура со своими границами: любая впадина и отверстие могли оказаться входом в подземное царство. Все живое, обитающее в земле, под землей, в воде, считалось принадлежностью нижнего мира.


 

 

   

“Монголы и веротерпимость”

О Монголии - Традиции и обычаи Монголов

Предлагаем вашему вниманию “Монголы и веротерпимость”. Такую статью написал Владимир Хандрусай, доктор исторических наук.

Всемирная личность ХХ века Ж. Неру высоко отозвался о вкладе монголов в мировую историю в целом, а Чингис Хаана определил так: Чингис Хаан, несомненно, был одним из величайших, если не самым великим полководцем в мире. Европейские и азиатские рыцари были ничтожествами по сравнению с ним и его блестящими преемниками. Его восхищало, что монголы безусловно отсталые как степняки-кочевники в культуре материальной, не создавшие шедевров архитектуры, театров и т.д., были впереди всех в культуре права, как они здорово ввели и соблюдали законы, установленные их избранным лидером Чингис Хааном.

В целом сложился огромный фонд из глубоких исследований о монголах, о вкладе их в мировую сокровищницу общей культуры. В 12-13 веках, когда монголы ворвались на мировую сцену, там господствовали совершенно дикие нравы межрелигиозной, межэтнической, межгосударственной, межкультурной и прочей нетерпимости, вражды и нескончаемых кровавых войн. Установив единое законодательство в огромной империи, т.е. добившись диктата главного принципа демократии - верховенства закона, монголы установили и второй принцип демократического сожительства - принцип равноправия языков, верований, культур и цивилизаций.

Чингис Хаан вполне мог навязать, установив единую религию, язык, письменность, нравы, причёску, одежду и т.д. Но Чингис Хаан, первый демократически избранный лидер народа, выбрал другой путь, путь безумно сложный. Все мыслители тогдашнего мира размышляли с позиции собственного Эго, этно-или конфессионального или европейского центризма, но лишь Чингис Хаан предложил и попытался внедрить в практику планеты основы демократии, равноправия народов, вер, языков и культур. Остановимся здесь на небольшой, но крайне важной ныне частице этой концептуальной парадигмы, рожденной гением Чингис Хааном.

Но, прежде всего, следует выпятить сегодняшние теоретические язвы миропорядка. Это проблема Эго: народов, религий, языков, лидеров стран и иных субъектов международного права или, иначе, участников мировых  взаимоотношений. Ведь все проблемы бесконфликтного, гармоничного развития современного мира фокусируются в упорное на практике нежелание (при демократической риторике почти всех руководителей) большинства лидеров мира услышать и понять другую точку зрения, другой мировоззренческий подход. Есть ли вообще движение к веротерпимости, сложили мечи в ножны мировые и иные религии в борьбе за паству? Есть, но незначительное, и то не благодаря монастырям, а вопреки им. Сами рядовые миллионы - граждане стран мира, прежде всего демократических, свободных как раз от оков церквей и их священников, сделали это движение мира вперед к веротерпимости. К сожалению,веротерпимость, подаренная миру Чингис
Хааном в 13 в., и в 21-ом вовсе не понята.

А ведь еще Чингис Хаан предупреждал об опасности доверять-верить мировым религиям”. Он догадывался об их неискренности, а то и лживости, он видел их мгновенно звереющий фанатизм в борьбе за паству, поэтому до конца дней своих требовал и подчеркивал свою равно удалённость от этих мировых глашатаев справедливости. Это важнейший теоретико-политический постулат, рожденный гением Чингис Хааном на заре кровавого средневековья, где торговали индульгенциями, спотыкаясь-соревнуясь, почти все церковные служители мира – равно удалённость от этих мировых очагов религий, точнее, мировых факторов конфессионального разделения бедного трудового люда Земли.

Чингис Хаан первым в мире заявил главный принцип светского государства –отделение церкви от государства. Уже с первых государств мира религия была служанкой власти вождей-диктаторов, королей, шахов, добиваясь вовсе не духовных ценностей, а чисто материальных. Симпатии у народов исторически имели лишь те священники, которые подвергались как раз гонениям в лоне своих же церквей как критики-еретики. Чингис Хаан понимал это и требовал, чтобы никакая религия, свободно проповедуя догматы своим паствам, не вмешивалась в политику государственной власти. Это выдающееся в условиях темного средневековья творческое ноу-хау монголов и лично Чингис Хааном, оно стало ныне мировым правилом в демократических странах. Но в целом ряде отсталых регионов, не освободившемся от религиозно-мифологической матрицы сознания, церковники по-прежнему держат в цепях страха это рабско-стадное сознание масс и властных групп. И именно в таких социумах консолидация масс происходит не за гуманные идеалы равноправия и демократии, а единением толп «против врагов». Там мозговая элита в лице власти и церкви периодически «единят нацию», подбрасывая каждые полгода образ нового «врага». Чингис Хаан учил уважать все религии, но при этом не выказывать (власти) ни в коем случае предпочтения какой-либо из них, дабы не допустить межрелигиозного противостояния. Но что мы видим ныне? Глубоко лживо мнение, что Чингис Хаан по языческому невежеству чтил всех богов подряд.

Вспомним: Чингис Хаан все время вопрошал: я не знаю, чья доктрина-религия истинная и справедливая для мира. Его внук Хубилай решил этот ребус деда, организовав своего рода всемирный диспут-симпозиум в Пекине, бывшей тогда столицей Великой Монголии, иначе Империи Юань. В течение многих дней мудрецы разных вероучений мира во дворце Хубилая слушали постулаты каждой доктрины. И только в конце этих слушаний, учитывая, видимо, мнение большинства участников дискуссий, великий хан как модератор объявил о предпочтительности буддийской и даосской доктрин. Сегодня мировые лидеры, богословы и философы также признают буддизм самым убедительным учением мира, а Далай-ламу XIV – опять же неофициально, - бесспорным лидером среди всех мировых религиозных учителей. Широта и глубина его мышления, который стал в глазах мирового сообщества синонимом Справедливости, обезоруживает оппонентов.

Именно при Хубилае впервые в мире была демократически институализирована связь с конфессиями: при Правительстве создано министерство, заведовавшее вопросами конкретных религий, в т.ч. буддизма, даосизма, ислама, христианства и конфуцианства. Именно Хубилай передал Тибет, мировой центр великих и сакральных знаний, под управление буддийских лам. Он объявил буддизм государственной религией, что не ущемляло вовсе иные конфессии, но противоречило-таки чингизовой теории светского государства, принципу равно удалённости власти от конфессий и т.д.

Веротерпимость, как и демократия, должна быть с кулаком. Это также международно-политическая новелла, данная миру монголами. Слава о монголах гремела во всей Европе, западноевропейские монархи и сам Рим мечтали об обращении монгольских чингизидов в христианство. Известно также, что монголы не могли терпеть войны по причине религиозной нетерпимости. Поэтому они много раз освобождали святой Иерусалим с могилой Христа от мусульман и возвращали город христианам-крестоносцам. Они считали кощунством так поступать с могилой, поэтому неоднократно выбивали мусульманские орды и возвращали город христианам. Но как только они уходили из Сирии - из-за жары и тяги к степной воле-прохладе, тут же появлялись мусульмане, избивали крестоносцев и захватывали город. Монголы вновь возвращались, били мусульман и, изгнав их, передавали город крестоносцам - в кольчугах. Но все повторялось сначала. Поэтому монголы не раз писали письма Папам Римским: Иннокентию IV (1242-1254), Бонифацию VIII (294-1303), Николасу III (1277-1280), королю Англии Эдуарду I (1272-1307), королям Франции Людовику IX Святому (1226-1270), Филиппу IV Красивому (1285-1314). В этих письмах монгольские лидеры предлагали европейским лидерам объединить усилия на принципиальных вопросах войны и обороны, наказания дикарей, промышляющих разбоем. Эти предложения монголов действовать международными силами, слаженно и жестко, против исламских угроз, в частности, объединив усилия государств континента для фундаментального искоренения нетерпимости тех мусульманских отрядов по отношению к христианам и крестоносцам, являлись следующим ноу-хау монголов в межгосударственной и мировой политике. К сожалению, недальновидные и чванливые, напомаженные монархи Европы не оценили тогда призывы монголов и проблема исламского фундаментализма  доныне не решена.

 

   

Запреты у монголов

О Монголии - Традиции и обычаи Монголов

Следует отметить, что монголы до сих пор сохраняют и свято чтят древние обычаи кочевой жизни, живут в войлочных юртах автономно и обеспечивают свое существование за счет родового ведения натурального хозяйства. В классической монографии ученного-востоковеда И. Майского «Современная Монголия», изданной в 1921 г., отмечается изумительная наблюдательность, природное любопытство, добродушие гостеприимство монголов.  Степным азиатским кочевникам чужда и непонятна озабоченная деловитость европейцев. Человек медлительный, степенный – в их понятии почтенный человек; занятый, торопливый, стремительный – достоин всякого сожаления.

Подробнее: Запреты у монголов

   

Страница 1 с 3

Language